Свежий номер «Капиталиста»

В центре внимания

Кадры

НЕХВАТКА КАНДИДАТОВ

ПРОБЛЕМЫ ПОИСКА В ОТРАСЛЯХ

 

Свежий номер «Капитала»

В продаже с 1 апреля
Авторынок
БЛОГЕРАМ ДОВЕРЯЮТ
Доходы и расходы
ПАДЕНИЕ ВЫРУЧКИ -- ЧТО ДЕЛАЕТ БИЗНЕС

ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ

сайт органов местного самоуправления

Архив журнала «Капиталист»

Направление

Золотой край Бодайбо

Путешествие в район с особым режимом

Сегодня мы отправимся в такое путешествие, повторить которое удастся далеко не каждому читателю «Капиталиста». И это совсем не потому, что цель нашего маршрута где-то там, в таежной глуши, во глубине сибирских руд. Просто в этих местах действует особый режим допуска. Ну а как по-другому? Ведь там добывают стратегическое богатство страны – золото, причем, тоннами.

Самолетом из Иркутска до Бодайбо всего два с половиной часа. И это, по нашему опыту, самый правильный путь. Потому что по автотрассе, местами слишком безлюдной, далековато – почти полторы тысячи километров. А железнодорожных рельсов до Бодайбо просто нет.

 

 

Итак, Бодайбо – город золотодобытчиков на берегу Витима, с небольшим историческим центром и несколькими кварталами многоэтажной жилой застройки, окруженной частным сектором и промзонами. Необычно само ощущение вдруг увидеть Бодайбо после полета, когда под крылом несколько сотен километров только таежные сопки.

Сдержанно и монументально

Бодайбо красив, исполнен достоинства и суров. Ансамбль центральных зданий, в которых разместились управления золотодобывающих компаний, задает городу величественный стиль. Он сочетается с пейзажем из тех же высоких сопок вокруг и плавного могучего течения Витима.

 

Величавость поддерживают памятники – в основном сдержанные и монументальные. Это и великан-воин, склонивший голову на мемориале Славы, и лаконичный, невысокий, но установленный на возвышении обелиск в честь погибших во время Гражданской войны. Задумчив Ленин на постаменте на центральной площади. Многозначительно строгое лицо золотодобытчика, сидящего на постаменте в центральном сквере на берегу. Угрюмы, черны железные ковши драги, украшающие доску почета жителей города, установленную в этом же сквере.

 

В этом же духе сделаны стилизованные копии старательской техники в сквере на улице Мира. Они выполнены из сваренных железных труб и деревянного бруса, покрашенных в черное.

 

В ограде Рождественского храма находится гранитный монолит в честь жертв репрессий 1930-х годов. Другой памятный камень стоит на месте основания Бодайбо. Еще один каменный знак – в честь основания аллеи, посвященной Витимскому заповеднику – можно найти в центральном парке.

И цветам место есть

Ландшафтными доминантами города выглядят краны на берегу, конструкции недостроенного моста через Витим, а также большое количество опор линий электропередачи и сотовой связи в окрестностях города.

 

Впечатление сурового города смягчает большое количество клумб с цветами и центральный парк с его детскими скульптурами, игровыми площадками, фонтаном, качелями-лодочками, эстрадой и лавочками для влюбленных. В центре парка два больших обручальных кольца – это место паломничества для молодоженов.

 

Есть в городе одно здание, которое сразу создает настроение. Это деревянный домик рядом с аэровокзалом, в котором размещается столовая. Фасад богато украшен деревянными узорами. Колонны, подкрылки, причелины, полотенца и наличники – все покрыто мелким резным деревянным орнаментом. Также декоративным орнаментом украшены внутренние помещения столовой.

Построенный старателями в 1970-х годах маленький деревянный дворец для общественного питания стал настоящим памятником коллективного артельного творчества.

Блеск благородного металла

Вокруг Бодайбо перекопано все и не на один раз. Согласно легенде, началось это с того, что купец Константин Трапезников увидел в руках тунгуса золотой самородок и уговорил оленевода показать место, где он его нашел.

 

Летом 1846 года в долине реки Хомолхо старатели Петр Корнилов и Николай Окуловский намыли первое золото, а вскоре в Олекминском полицейском управлении были зарегистрированы приискА «Спасский» и «Вознесенский».

 

Да, даже сегодня вместо слова «поселки» бодайбинцы говорят «приискА» и – с ударением на последнюю гласную. Выходит, золотая тема у них уже в крови.

 

К началу XX века в районе было почти 600 приисков. Блеск благородного металла никого не оставил равнодушным. Одни сказочно богатели, другие разорялись. Золотая лихорадка длится почти 180 лет и, кажется, только набирает обороты. На Север прибывает более современная техника, уже заросшие отвалы вновь перекапываются.

 

Кстати, благодаря золоту здесь, на окраине Российской империи, вершилась и самая настоящая техническая революция.

Прибыли притянули прогресс

Например, уже в 1892 году в Бодайбо появилась телеграфная связь с внешним миром. Одну из первых гидроэлектростанций Сибири построили в 1896 году на реке Ныгри, притоке легендарной Вачи. Оборудование – две турбины и три динамо-машины – золотопромышленники приобрели на немецких заводах «Лаймер» и «Шуккерт».

 

Несколько месяцев ушло на то, чтобы доставить все оборудование в Сибирь. От Тюмени до Качуга его тащили на подводах. На берегу Лены агрегаты перегрузили на баржи и отправили в Бодайбо, где вновь задействовали гужевой транспорт. От Ныгринской ГЭС, ставшей самой крупной в Сибири, к приискам проложили высоковольтную линию. Вскоре старатели опробовали невиданный механизм –электроподъемник породы.

 

Через шесть лет, в 1898 году, жители Бодайбинской резиденции услышали гудок паровоза, то есть даже раньше, чем жители центра губернии – Иркутска. Для этого из Германии тем же путем, что и турбины для ГЭС, были доставлены разобранные на части паровозы фирмы «Карл Страуз».

 

Всего в Бодайбо тогда доставили 20 789 пудов железных изделий. В ноябре 1897 года открылось движение на маршруте «ст. Зимовье – Верхний участок», по нему стали перевозить не только грузы, но и пассажиров.

 

К 1906 году железнодорожная ветка составляла невиданные на тот момент 44 километра. Ее обслуживали два паровоза, тянувшие 17 вагонов, девять полувагонов и 68 платформ.

 

А на прииске Надеждинском даже запустили электровоз! К тому времени обострилась проблема доставки леса для крепления горных выработок – подвозить бревна на лошадях зачастую не успевали, что грозило обвалами. Вот и появилось такое чудо техники.

Легендарный Туманов, друг Высоцкого

С золотой столицей России связана судьба легендарного человека Вадима Туманова, друга Владимира Высоцкого. Моряк, боксер, фронтовик, политзаключенный. Он же – успешный золотопромышленник, один из самых состоятельных людей в СССР, под чьим началом страна добыла свыше 500 тонн золота.

 

На счету Вадима Туманова восемь лет лагерей и восемь побегов. О таких, как он – стойких, смелых, с внутренним стержнем – в народе говорят «глыба-человек». Именно по приглашению Вадима Туманова в июне 1976 года в Иркутск прилетал Владимир Высоцкий, а затем посещал участки тумановской артели «Лена».

 

В результате общения с Тумановым и артельщиками бард написал несколько стихов и своих знаменитых песен, в том числе «Был побег на рывок» и «В младенчестве нас матери пугали…». Также с подачи Высоцкого иркутский журналист Леонид Мончинский, работавший в артели «Лена», написал книгу «Черная свеча», основанную на колымской биографии Туманова.

 

Масштабы личности Туманова сопоставимы с его вкладом в развитие золотодобычи в стране. В 1948 году он, 20-летний помкапитана парохода, был осужден по 58-й статье «за шпионаж».

 

Восемь лет он провел в колымских лагерях, где, не заключая сделок ни с администрацией, ни с уголовным миром, сумел заработать непререкаемый авторитет человека со свободной волей.

Хозрасчет при советской системе

В последние лагерные годы Туманов был назначен бригадиром заключенных-старателей. Он сумел в условиях косной советской исправительно-трудовой системы выговорить условия для перевода бригады на хозрасчет. За счет этого бригада стала лидером по золотодобыче на всей Колыме. Говорят, в это время заключенный Туманов получал зарплату больше, чем главный начальник всей системы ИТЛ на Колыме.

 

Освободили Туманова в 1956 году досрочно и со снятием всех судимостей, признав его невиновным. Но он остался в Бодайбинском районе, продолжил добывать золото, создавая артели из бывших заключенных. На своих предприятиях наперекор советскому укладу он внедрял хозрасчет и самоуправление.

 

Артель должна сама определять, «сколько и какой техники закупать, как строить работу, кому и каким образом оплачивать трудодни, отпускные, больничные, -- писал Туманов в воспоминаниях. – От государства требуется отвести артели участок и платить только за сданное золото».

 

Тумановские артели показывали бешеную эффективность и более трех десятков лет выдавали на гора необходимое стране золото.

 

В 1976 году Туманова отправили «на усиление» в Бодайбо, где трест «Лензолото» в течение четырех лет не выполнял план. Здесь он создал знаменитую артель «Лена», которой были отданы наиболее отдаленные и невыгодные участки в Бодайбинском и Нижнеудинском районах.

 

В первый год при плане в 300 кг артель сдала государству тонну золота. И в последующем артель стабильно в разы перевыполняла план. В основе успеха были методы организации труда, в которых значительную роль играли коллективная ответственность, сдельная оплата труда и поощрение рационализации.

 

…Сегодня 96-летний Вадим Иванович живет в Москве.

Там, где золото льется ручьем

И вот мы приближаемся к главной цели нашего путешествия… За всю историю бодайбинской золотодобычи в районе добыто более полутора тысяч тонн этого благородного металла.

 

Как упоминалось выше, впервые золотые россыпи нашли в верховьях реки Хомолхо в 1846 году. А потом уже в разработку пошли и соседние реки – Кигелан в 1850 году, Бульбухта (1853), Ныгри (1861), Витим и так далее.

 

Но лишь спустя десятилетия, когда схлынула первая волна лихорадки, нашли так называемое рудное золото. По воспоминаниям геолога Николая Суслова, в конце 1973 года образовалась Рудная партия геологоразведочной экспедиции со штатом свыше ста человек.

 

«Был подготовлен проект на геологоразведочные работы вокруг Сухого Лога. Необходимо было выявить все перспективы месторождения. Наша база находилась восточнее месторождения, жили мы в палатках, типичном жилье геологов тех времен. Вначале было открыто месторождение Невское, затем Вернинское, после – Высочайший и Чертово Корыто. Работа шла ударными темпами. Мы, советские геологи, тогда открыли очень даже неплохие рудные залежи золота и, наблюдая, какие рекорды сегодня ставит рудная золотодобыча Бодайбинского района, можем гордиться своей работой в далеких семидесятых».

 

Сегодня из всего количества разведанного в Иркутской области золота на долю рудного приходится примерно 85%, и лишь 15% на долю россыпного.

 

Интересно, что золото в большинстве своем сегодня уже не добывают, а извлекают. Самое важное предприятие в большой технологической цепочке так и называется – золотоизвлекательная фабрика или ЗИФ. Большая часть технологических процессов на такой фабрике автоматизирована. А трудятся на ней люди более чем 200 специальностей.

Фабрика золота

Даже в ходе многочасовой экскурсии неподготовленному человеку трудно усвоить сложный процесс превращения руды в золото. Сначала вроде все понятно: из карьера к фабрике тянутся самосвалы грузоподъемностью в 130 и более тонн с рудой. А далее собственно следует процесс извлечения золота, который в корне отличается от добычи россыпного золота.

 

Рудное золото – это почти незаметные глазу мельчайшие золотые частички, впрессованные в руду серого цвета, внешне ничем не примечательную. Серые камни поступают в дробильно-сортировочный комплекс, в котором методом дробления с использованием специальной техники доводится до необходимых размеров.

 

Далее на специальных транспортерах руда поступает на ЗИФ, где загружается в огромные мельницы, крошащие ее в буквальном смысле в пыль. Грохот стоит невообразимый.

 

На фабрике применяются три стадии обогащения: гравитация – выделение крупного золота. После этого концентрат идет на флотацию – процесс физического разделения минералов. И потом – выщелачивание. Поэтому на предприятии не употребляют слово «добыча». На фабрике золото не добывают, а извлекают.

 

Перемолотая в муку порода после воздействия химическими реагентами в обогащенном виде поступает в плавильный цех, где превращается в слитки. Расплавленное при температуре +1064С золото разливают в специальные формы. Получаются такие своеобразные «батоны».

 

Слиток должен быть однородным и соответствовать стандартам. Вес одного золотого «батона» колеблется в пределах 20-22 килограммов. Далее его отправляют на окончательную очистку на аффинажный завод.

 

А затем – в закрома Родины. И на другие полезные стране дела.

 

Борис Слепнев, Андрей Коршунов


"Капиталист", иркутский журнал для предпринимателей № 3 (126) Декабрь 2023 - Январь 2024 2023 года


  • Число просмотров: 345

 

Еще статьи в этой рубрике

Архив журнала

Рейтинг статей

 
Рейтинг@Mail.ru
О нас
рекламные издания
деловая пресса
оказание рекламных услуг
журналы иркутска
рекламные сми
журналы сибири
деловые сми
рекламная полиграфия
стоимость рекламы в журнале

Журнал капитал
журнал капитал
рекламный каталог
журнал товары и цены
торговый журнал
товары и цены каталог
товары в иркутске
рекламно информационные издания
рекламный журнал

Журнал капиталист
бизнес журнал
бизнес издания
деловые издания
деловой журнал

Размещение рекламы
размещение рекламы в журнале
региональная реклама
реклама в печатных сми
реклама в печатных изданиях
реклама в регионах
реклама в иркутске
реклама в журналах и газетах
реклама в журналах
закрыть