Свежий номер «Капиталиста»

В центре внимания

Наличные деньги юрлиц

СВЫШЕ 600 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ

БАНКИ БУДУТ СООБЩАТЬ

 

Свежий номер «Капитала»

В продаже с 28 мая
Новости
С ИЮЛЯ ВВОЗ ПРАВОРУЛЬНЫХ МАШИН УЖЕСТОЧИТСЯ
Торговые тенденции
РОССИЯНЕ СКУПИЛИ ХОЛОДИЛЬНИКИ

ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ

сайт органов местного самоуправления

Котенок в дар

ФинСовет-Иркутск

DI клиника

Мастер-класс

Глазковская типография

ДиТранс

Орнамент Group

БайкалЭкоПродукт

Архив журнала «Капиталист»

Как это было

Жарников и иркутские мещане

Мелким предпринимательством сто и более лет назад большей частью занимались выходцы из де-ревни. Желая повысить свое сословное положение хотя бы до мещан, они переселялись в города, в том числе, и в Иркутск. Но далее торговли на рынках редко кому из них удавалось пробиться — ме-шали городские купцы. Городской голова Василий Жарников видел эту ситуацию по-другому.

 

Податное сословие мещане в царской России считалось низшим сословием горожан. Состояло из мелких домовладельцев, торговцев, ремесленников, не записанных в купечество. Сословие было многолюдным — вторым по численности в стране. Согласно переписи 1897 года, самым массовым сословием в России были крестьяне — на каждую тысячу населения приходился 771 представитель крестьянства (всего 96,9 млн чел.). Следующими шли мещане — 106 на тысячу (13,4 млн чел.). Для сравнения, численность купцов была всего два человека на тысячу.

В конце XIX века мещане составляли более 40% городского населения России.

По неизвестной причине мещанами чаще всего именуют лавочников и людей, переселившихся в город из деревни. Однако понятие это за весь XIX век несколько раз меняло свое лексическое и юридическое содержание.

Так, к примеру, после знаменитого пожара, летом 1879 года уничтожившего пол-Иркутска, мещанами также называли лиц неопределенного рода занятий и без места жительства. Видимо, в период с 1879-го по 1881 год, когда Иркутск отстраивался заново, некая доля мужского населения из мещан опустила, что называется, руки и в какой-то степени подверглась маргинальному влиянию. Отчего к части мещан и прикрепился ярлык люмпенов — без жилья и без занятий.

А вообще мещане в большинстве были людьми занятыми. Данные, свидетельствующие о роде занятий сибирских мещан первой четверти XIX века на примере жителей Иркутска, отражены в табл. 1, 2. Исходя из них, число тех, кто не имел каких-либо занятий,
не столь велико — не более пятой части, а, возможно, и того меньше.

В середине 1885 года домовладельцев из мещан характеризовали расположение и размеры домовладений — см. табл. 3.

 

Примыкающее население

Постепенно в сословие мещан стали попадать крестьяне, разночинцы и даже ссыльнопоселенцы. Многие из этих людей стеснялись своего прошлого и желали начать новую биографию
с улучшения социального статуса.

По утверждению известного дореволюционного статистика П.А. Гагейместера («Статистическое обозрение Сибири», Москва, 1854 г.), мещане Сибири не представляли собой чего-то единого
и сплоченного. Это было так называемое «примыкающее население». В него входили лица, утратившие определенное сословное положение и вынужденные искать постоянные источники существования. Такие люди активно включались в коммерческие операции городских купцов. Но их удел ограничивался розничной торговлей. В другие сферы путь им преграждали коренные жители.

Известный химик и автор книги «К познанию России» Дмитрий Менделеев считал, что мещанин — это «усредненный человек» из Сибири, освободившийся от сословных и служебно-корпоративных рогаток, свойственных для центральной России, рационально подходящий к жизни, как средству деятельности, предприимчивый и поэтому ничем не связанный со своими прежними деревенскими корнями.

Тяга к бесконечной эклектике

Можно даже предположить, что такой сибирский мещанин стеснялся своих деревенских родичей и стремительно наполнял свое жилище самыми разными атрибутами городского быта. Отсюда бесконечная эклектика в подборе мебели, внутреннем убранстве дома, даже в самом жизненном укладе.

Достаточно посмотреть на оригинальные фотографии в музее деревянного зодчества под Улан-Удэ, в музее истории Иркутска и понять: сибирский мещанин в конце XIX века жадно стремился приобщиться к городскому быту, но часто средств у него для этого недоставало.

 

Сословие мещан состояло из мелких домовладельцев, торговцев, ремесленников, не записанных в купечество, и других. На фото — сцена из спектакля «Мещане» по пьесе Максима Горького.

 

В плане интеллектуальных убеждений для такого мещанина-лавочника не все городские ценности эпохи модерна были приемлемы. Например, негодование вызывали элементы культуры поляков, которых в Сибири, и в частности, в Иркутске, воспринимали как «уголовников — конокрадов», «шикарщиков, торгующих самопалом» и т.д. Но курьезным являлось то, что интерьер и домашняя утварь пополнялись такими мещанами в основном за счет покупок именно у перекупщиков из среды ссыльных поляков и евреев.

Внушительное преобладание в городской культуре сельского быта вызвано было тем, что ссыльные и разночинцы контролировали практически весь товарообмен между деревней и городом. Крестьянам они оказывали услуги по вопросам перевозок и торговли хлебом, горожанам предлагали отремонтированные предметы быта и интерьера, перекупленные по случаю в деревне.

Еще со времен Екатерины II сибирская администрация смотрела на эту ситуацию сквозь пальцы, пока в Иркутске не появился купец Жарников, который отводил мещанам новую роль.

Встречи приказчиков в усадьбе Жарникова

Василий Васильевич Жарников родился в 1859 году. В 19 лет он окончил Московскую практическую академию коммерческих наук (1878) и стал участником торгового дома по продаже чугунных, приисковых товаров, красок, олифы и других стройматериалов.

Постепенно Жарников дорос до купца первой гильдии и должности иркутского городского головы. С 1886 по 1917 год постоянно избирался гласным думы Иркутска. Организовал третью в Иркутске частную аптеку (ныне — аптека №80) на улице Большой, в которой делались скидки для членов семей приказчиков Иркутска.

Владел Жарников несколькими постоялыми домами. А его резиденцией был особняк на углу улиц Тихвинской (ныне ул. Сухэ-Батора) и Харлампиевской (ныне — ул. Горького), в котором сейчас, после недавней реставрации, разместился ресторан.

Василий Жарников — один из немногих иркутских купцов с солидными капиталами, кто до конца своей коммерческой карьеры не гнушался торговать на мелочном базаре и поддерживать тесные отношения с лавочниками, приказчиками, купцами третьей гильдии — со всеми теми, кого записывали в мещане.

Будучи гласным иркутской городской думы Жарников всячески поддерживал любые коммерческие инициативы и сделки, которые положительно влияли на благосостояние иркутских мещан.

Есть версия, что в своем доме Жарников часто устраивал собрания приказчиков по самым разным вопросам. Необходимо иметь в виду, что такие собрания были частным делом самого Жарникова. Видимо, таким образом он желал сформировать определенную предпринимательскую культуру.

Василий Жарников

Василий Жарников (1859 — 1919), иркутский купец первой гильдии, городской голова, гласный городской думы 

С большой долей вероятности можно утверждать, что именно в том особняке на углу Тихвинской и Харлампиевской Жарников встречался с известным областником-автономистом Иваном Иннокентьевичем Серебрянниковым.

Скорее всего, их встреча состоялась между 1902 и 1904 годами. В тот период Серебрянников, выходец из крестьян, окончивший с серебряной медалью гимназию и исключенный из Петербургской военно-медицинской академии за участие в студенческих волнениях, проживал в Иркутске, готовился к поступлению в университет и занимался журналистикой… В последующие годы его жизнь ничем сверхординарным от жизни товарищей-эсеров не отличалась: аресты, высылки, нелегальное положение и т.п.

Несбыточные надежды «сибирской автономии»

Не получив университетского образования, Серебрянников активно занимался научной публицистикой, в частности экономической статистикой, географией и этнологией. Своими публикациями он привлек внимание Василия Жарникова.

С августа 1912 года Серебрянников был избран секретарем иркутской городской думы, входил в качестве редактора в несколько комитетов и комиссий по организации социальной жизни.

В одной из комиссий — «Общество изучения Сибири и улучшения ее быта» (1914 — 1916) — Иван Серебрянников попытался воплотить идеи, которые он вместе с Жарниковым обсуждал в доме купца в самом начале ХХ века. Это были мысли об экономической автономии Сибири и ее основной силе — мещанах.

Свои идеи Серебрянников сформулировал в докладе на заседании отделения Российского географического общества в Иркутске в мае 1917 года, а затем повторил их в октябре в Томске. Благодаря высказанным предложениям об экономической самостоятельности Сибири, Серебрянников пользовался значительным авторитетом в самых широких кругах края. В пользу этого свидетельствуют следующие факты.

В конце января 1918 на нелегальной сессии Сибирской областной думы Серебрянников от фракции областников заочно избран в состав Временного правительства автономной Сибири в качестве министра снабжения и продовольствия. Во временном Сибирском правительстве (до установления власти Колчака) сохранил за собой этот пост и одновременно возглавил Административный совет правительства.

На государственном совещании в Уфе, на котором было избрано Всероссийское правительство во главе с Колчаком, Серебрянников возглавил делегацию Сибирского правительства.

Не имея возможностей доминировать и противясь участию в политических интригах, Серебрянников, в конце концов, ушел с поста министра, а позже вместе с белочехами выехал в Китай, а затем через Японию в США, где прожил до своей смерти в 1940 году.

Должность министра Серебрянников оставил как раз в тот момент, когда вопрос о развитии политических амбиций сибирских мещан встал ребром. 1918 — 1919 годы — период острейшего противоборства между торгово-промышленными (купцы-миллионщики) и кооперативными (лавочники-мещане) кругами.

Например, большевики, стремясь заручиться поддержкой сибирских горожан, обещали мещанам любые блага, в том числе покровительство в кооперационной деятельности.

Городской уклад как центр автономии

В отличие от недоучившихся студентов, ставших позже эсерами, меньшевиками и большевиками, Василий Жарников, как представитель крупного капитала, мог увидеть начало экономической автономии там, где политикам становилось скучно и неинтересно.

Василий Васильевич считал, что «экономическая автономия» — это не какой-нибудь сепаратизм, а способность основной массы экономически активного населения определять развитие всех сторон жизни. Начинать воспитывать такую самостоятельность необходимо с того, что окружает — с быта городской усадьбы. Он и занимался развитием различных сфер городской жизни.

В планах Жарникова было организовать определенную сибирскую субкультуру предприимчивости — в поведении, поступках и манере жизни провинциалов. Так, Жарников был одним из инициаторов развития в Иркутске сети бильярдных клубов, проведения через наш город автопробега «Пекин — Париж», организатором всевозможных выставок-ярмарок, посвященных меблировке и интерьерам.

Интересовался он и фотоработами иркутянина Иннокентия Михайловича Портнягина, снимавшего жизнь сибирской провинции. В 1912 году Портнягин выставлял свои работы на Берлинской международной выставке. Фотография «Девочка, готовящаяся ко сну» привлекла внимание не только купца, но и международной прессы.

 

«Быт крестьянина и мещанина сосредоточивался прежде вокруг его жилища», — фраза, высказанная Жарниковым, лучше всего передавала смысл его деятельности.

В центре сибирской жизни прежде всего находился городской уклад. То, как обустраивался жилой дом и что рядом с ним стояло, определяло род занятий и образ культурного восприятия. Задачами купечества в тот период Жарников считал срочную необходимость формировать такой мещанский уклад. Ведь по причине разрыва связей между деревней и городом жизнь мещан начинала наполняться набором ненужных вещей, придуманных историй и тягой к запретному.

Однажды на полосах газеты «Сибирь» появилась реплика купца: «Бытом и его свойствами определяются умонастроения народа». Чем больше эклектики, то есть взаимного замещения и разнообразия в обстановке, тем менее устойчиво население в своих публичных убеждениях. Ограниченность в потреблении — прямая угроза общественному порядку. Разочарование в настоящем положении вещей быстрее приведет человека к экстремизму, чем пламенная речь агитатора.

Сам купец предпочитал жить в обстановке эксклюзивной, что называется, под себя, каждый раз повторяя, что человек, ориентирующийся на чужой вкус и чужое мнение, желающий выдать придуманное за действительное, в десятки раз опасней любого бандита.

 

Владимир Титов


"Капиталист", иркутский журнал для предпринимателей № 3 (82) Май - Июнь 2015 года


  • Число просмотров: 1748

 

Еще статьи в этой рубрике

Архив журнала

Рейтинг статей

Олиговская Рыба

Yamaguchi

Российский Экспортный Центр

 
Рейтинг@Mail.ru
О нас
рекламные издания
деловая пресса
оказание рекламных услуг
журналы иркутска
рекламные сми
журналы сибири
деловые сми
рекламная полиграфия
стоимость рекламы в журнале

Журнал капитал
журнал капитал
рекламный каталог
журнал товары и цены
торговый журнал
товары и цены каталог
товары в иркутске
рекламно информационные издания
рекламный журнал

Журнал капиталист
бизнес журнал
бизнес издания
деловые издания
деловой журнал

Размещение рекламы
размещение рекламы в журнале
региональная реклама
реклама в печатных сми
реклама в печатных изданиях
реклама в регионах
реклама в иркутске
реклама в журналах и газетах
реклама в журналах
закрыть