Свежий номер «Капиталиста»

В центре внимания

Тарифы

ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ ДАНА КОМАНДА ФАС

ЭЛЕКТРИЧЕСТВО: ТЕПЕРЬ, КАК ВСЕ

 

Свежий номер «Капитала»

В продаже с 7 ноября
Авторынок
БЛОГЕРАМ ДОВЕРЯЮТ
Доходы и расходы
ПАДЕНИЕ ВЫРУЧКИ -- ЧТО ДЕЛАЕТ БИЗНЕС

ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ

сайт органов местного самоуправления

Архив журнала «Капиталист»

Так это было

ВЕЛИКИЙ ИРКУТСКИЙ МЕЦЕНАТ, ОКОНЧИВШИЙ СВОЙ ПУТЬ В НИЩЕТЕ

Историческая рубрика нашего журнала продолжает рассказывать об известных иркутских предпринимателях прошлого. Многое в их судьбах поучительно, многое заслуживает внимания. Но самое главное, сегодняшним бизнесменам есть с кого пример брать, ведь иркутское купечество было знаменито на всю Сибирь. Вот как с легкой завистью в своей монографии пишет красноярский исследователь кандидат исторических наук Андрей Буровский: "Как ни велики были красноярские купчины, а далеко им было до иркутских! В Красноярске купцов I гильдии были единицы, а в Иркутске - десятки." Сегодня мы о судьбе одного такого нашего земляка. Александр Михайлович Сибиряков - едва ли не самый известный из этой многочисленной и культурной иркутской купеческой династии. Он и золотопромышленник, и торговец, и известный полярный путешественник. И без преувеличения человек-легенда, потративший практически все свои деньги на меценатство и благотворительность.

Александр СИБИРЯКОВ

 

Александр Сибиряков родился 26 сентября 1849 года в Иркутске. В то время купцы уже стали давать серьезное образование своим детям. Сибиряков закончил гимназию, затем политехникум в Цюрихе. После смерти отца получил свою долю участия в Прибрежно-Витимской золотопромышленной компании, Компании промышленности и в Компании Ленско-Витимского пароходства. Кроме того, он приобрел Александро-Невский стекольный завод и писчебумажную фабрику.

Помимо уже существовавших предприятий Сибиряков создал новые: буксирное пароходство на Ангаре и Амурское общество пароходства и торговли. Но предпринимательская деятельность не была для Сибирякова единственной целью - как для многих купцов и промышленников тех лет. Им владела идея развития Сибири путем "улучшения сообщений, устройства в ней дорог и каналов, морских сношений ее с соседними странами...".

ЭКСПЕДИЦИИ В СЕВЕРНЫЕ МОРЯ

Первые шаги Сибиряков предпринял сразу же, как только получил наследство. Он начал с содействия освоению Северного морского пути, продолжив дело М.К.Сидорова, благодаря трудам и средствам которого в 1874 году шотландский капитан Уиггинс совершил первое плавание из Европы в устье Обской губы в Северном Ледовитом океане.

В 1875 году на средства Сибирякова Уиггинс вновь отправился в плавание, но поздно вышел в море и доплыл лишь до острова Колгуев. Успешным стало следующее его плавание в 1876 году, финансированное Сибиряковым и английским предпринимателем Гардинером: корабль, отплывший из Англии, прошел к устью Енисея и поднялся по нему вверх до впадения реки Курейки.

Но самым значительным было участие Сибирякова в организации знаменитой экспедиции Адольфа Норденшельда по Северо-восточному проходу и вокруг Евразии в 1878-1880 годах. Еще в 1875 году шведский мореплаватель получил от Сибирякова 25 тысяч рублей для дальнейших исследований в северных морях. На следующий год он совершил плавание к Енисею, открыл остров в устье этой реки и назвал его островом Сибирякова.

В июле 1878 году началось сквозное плавание по Северо-восточному проходу. При подготовке экспедиции большое значение имели сведения о Сибири и состоянии льдов в прилегающих к ней морях, присланные Сибиряковым. Финансировали экспедицию Сибиряков, гетеборгский предприниматель Диксон и, как частное лицо, король Швеции и Норвегии Оскар II, причем, на долю Сибирякова пришлось в целом около 40 процентов всех расходов.

Кроме основного судна "Вега" в состав экспедиции входили пароход "Лена", специально построенный в Швеции на средства Сибирякова и следовавший до устья Лены, и зафрахтованные им корабли "Фразер" и "Экспресс", которые должны были доставить на Енисей европейские товары, а обратно в Европу - сибирский хлеб.

"Веге" пришлось зазимовать в Колючинской губе, не дойдя всего сто миль до Берингова пролива. Зимовка продолжалась десять месяцев. Все это время в мире росло беспокойство за судьбу экспедиции Норденшельда, обсуждались планы помощи, рассылались телеграммы. Но реальные действия предпринял только Сибиряков. Находясь в Цюрихе, он поручил своему доверенному в Иркутске И.П. Гундерину найти место зимовки экспедиции и оказать помощь. Когда это не удалось, Сибиряков срочно построил в Швеции пароход "Норденшельд" и отправил его южным путем вокруг Евразии к берегам Чукотки. Пароход потерпел крушение около Японии, но был спасен. а экипаж не пострадал.

"Вега" же, как оказалось, не нуждалась в помощи. 20 июля 1879 года она прошла Беринговым проливом, а 24 апреля 1880 года вернулась в Стокгольм.

Швеция оценила заслуги всех организаторов и участников экспедиции. Сибиряков был награжден орденом Полярной звезды, избран почетным членом Шведского общества антропологии и географии, членом-корреспондентом Общества военных моряков, членом научного и литературного обществ Гетеборга.

Россия также оценила тех, кто обеспечил успех экспедиции - Норденшельда, короля Оскара II, Диксона, капитана "Веги" А.Паландера и даже чукчу Менка (за доставку почты с "Веги"). Удивительно, что лишь Сибиряков никак не был отмечен на родине.

НЕУДАЧНАЯ ПОПЫТКА ОБУЗДАТЬ АНГАРУ

В последующие годы попытки самого Сибирякова на пароходе "Оскар Диксон" (1880 г.) и снаряженных им экспедиций на корабле "Норденшельд" (1882-1885 гг.) пройти через Карское море к Енисею оказались неудачны. Это привело его к решению остановиться на Печоре и через нее установить связь Сибири с Европой. Сибиряков связал Печору с Обью дорогой. Она стала известна как Сибиряковский тракт на север, и этот тракт успешно действовал до 1898 года. Сибирские грузы вывозились в Печорский край, Мезенский уезд, на Мурманский берег, в Северную Норвегию, Данию.

Соединение Оби с Печорой было только частью обширного плана Александра Михайловича по связи всех основных районов Сибири как между собой, так и с европейской Россией и другими странами. Этот план сложился в результате предпринятых им нескольких экспедиций 80-90-х годов в различные районы Сибири и Дальнего Востока.

Еще одной частью плана была работа по улучшению условий судоходства на Ангаре. Сибиряков получил привилегию для организации буксирного пароходства в порожистой части Ангары сроком на пять лет. И в 1888 году на реке начали взрывать пороги и прокладывать по дну цепь для туэрных (цепных) судов. Однако преодолеть самый порожистый участок Ангары не удалось, и Сибиряков ликвидировал предприятие, истратив к тому времени более миллиона рублей.

Проблемы путей сообщения в Сибири и связи ее с другими странами волновали Александра Михайловича многие годы. Он посвятил им две книги и около 30 статей, опубликованных в 1881-1914 годах главным образом в томской газете "Сибирская жизнь".

НА БЛАГО СИБИРИ И ИРКУТСКА

Храм во имя Казанской Божьей Матери

Благотворительная деятельность Александра Михайловича была направлена главным образом на развитие просвещения и культуры Сибири. Самое известное его пожертвование - сто тысяч рублей в 1878 году первому сибирскому университету в Томске, за что Сибиряков был награжден орденом Св. Владимира 3-й степени.

В 1904 году Александра Сибирякова вместе с Дмитрием Менделеевым избрали в почетные члены Томского университета. До них этого звания были удостоены лишь император Николай II и министр просвещения граф И.Д.Делянов.

В 1883 годов Сибиряков выделил Академии наук капитал в десять тысяч рублей, на проценты с которого один раз в три года должна была присуждаться премия за лучшее историческое сочинение о Сибири.

Много доброго и полезного сделал Александр Михайлович и для своего родного Иркутска. Он пожертвовал 800 тысяч рублей на создание и содержание четырех начальных училищ им. А.М.Кладищевой (своей сестры, умершей в возрасте 22 лет), 50 тысяч рублей - на учреждение высшего технического училища, 12 тысяч рублей - на устройство типографии газеты "Сибирь". Иркутской гимназии он подарил скульптуру М.М.Антокольского и три пейзажа И.К.Айвазовского, публичной библиотеке - много ценных изданий на русском и иностранных языках (в том числе "Полное собрание летописей" и "Известия Географического общества" за несколько лет). Он передал городу две пожарные машины, заново отстроил разрушенное пожаром здание приюта для бедных, созданного его отцом, участвовал в сборе средств для строительства нового театра взамен сгоревшего.

Еще одна сфера благотворительной деятельности Александра Михайловича - строительство и благоустройство церквей. В Иркутске, в Ремесленной слободе, он построил храм во имя иконы Казанской Божьей Матери, сохранившийся до сих пор. В Вознесенском монастыре благоустроил главный храм, подарил землю для строительства богадельни для вдов и сирот духовного звания.

Город оценил заслуги Сибирякова, присвоив ему в 1893 году звание почетного гражданина Иркутска.

С этим знаменитым человеком связана история некоего инженера Веденяпина. Очень поучительная история.

ИСТОРИЯ ИНЖЕНЕРА ВЕДЕНЯПИНА

В Сибирь Константин Иванович Веденяпин попал по распределению - горного инженера заказала компания, собиравшаяся добывать золото.

Выпускник Горного института 1898 года подписал договор и тут же получил подъемные и проездные - около тысячи рублей. Две недели ехал на поезде до Иркутска. Потом три недели - лошадиными тропами на Лену и на Витим. После чего оказалось, что компания вовсе не добывает золото, а только собирается его искать... И что даже уже не собирается, потому что разорилась, f ее отцы-основатели благополучно сбежали.

24-летний парень оказался за пять тысяч верст от родного Петербурга, не нужный никому и к тому же без копейки денег. Только к сентябрю добрался он до Иркутска. Ехать дальше, возвращаться в Европу - не на что. Парень кинулся в ноги к иркутскому купцу Александру Михайловичу Сибирякову.

Помочь вчерашнему студенту было для Сибирякова совсем нетрудно, нужную сумму он мог буквально вынуть из кармана. Но Сибиряков принял другое решение: предложил Константину Ивановичу поработать у него в торговой конторе. Мол, и на билет заработает, и поучится кое-чему. Выхода у Веденяпина не было.

Вряд ли он очень страдал той зимой... Иркутск - столица Восточной Сибири - был городом культурным и интересным. Парадокс в том, что богатства и культурная жизнь Иркутска основывались на освоении чуть ли не самого дикого уголка Сибири и одного из самых диких углов Азии.

С этим Костя Веденяпин столкнулся лично, потому что через контору Сибиряковых шла торговля мехами, мамонтовой и моржовой костью, шкурами морских зверей со всего необъятного северо-востока Сибири и побережья Тихого океана - почти неисследованного, малонаселенного региона.

Иркутск оказался "русским окном" в Азию, оплотом европейцев на пороге древних азиатских стран. Пыль этих стран оседала на улицах Иркутска, золото - в его сейфах.

Романтика дальних дорог, тяга к освоению диких незаселенных пространств, - все это присутствовало в Иркутске не меньше, чем в романах Майн Рида и Обручева. Мало кто торгует пушниной и моет золото только из-за желания познать неведомое. Но кроме желания заработать на хлеб, были в занятиях иркутских купцов и романтика, и пафос, похожий на пафос героев Жюля Верна - пафос освоения европейцами Земного шара.

Весной 1899 года Константин Иванович не вернулся в Петербург, а продолжал работать не по специальности: он направился на Север, чтобы организовать торговлю пушниной и сбор мамонтовой кости в тундре. Ему доверяли: ведь такой агент все дела вел сам и только сам, и полагаться мог только на себя. Если купец доверит дело людям ленивым или глупым, выберет людей с воровскими наклонностями, никаких начальных капиталов не хватит. Сибиряков Веденяпину доверял, наверное, присмотрелся к нему за зиму. Неопытен? Зато с образованием! Институт закончил.

Он - никакой не торговец, не специалист по пушнине и мамонтовым клыкам? Все верно, но сибирские предприниматели и не особенно ценили знания как таковые. Даже те, кто получал высшее образование, имели два-три поколения малообразованных предков. Это Александр Сибиряков учился в Швейцарии. Его прадед Иван Сибиряков не окончил и гимназии, а с Державиным переписывался.

Сибирские предприниматели ценили личные качества человека гораздо больше специальных знаний. И как ни странно, очень часто оказывались правы.

Костя Веденяпин так никогда и не работал по своей инженерно-горной специальности. Всю жизнь он увлеченно занимался торговлей с Севером. С легкой руки купца Сибирякова.

ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ

Миллионные затраты на финансирование морских экспедиций, освоение северных территорий, работы на Ангаре, благотворительность сильно сократили состояние Сибирякова. В начале ХХ века он отошел от активной предпринимательской деятельности, передал дела сыну и уехал из Иркутска. Жил в Ницце, Батуми, Париже, Цюрихе.

В 1920 году шведский консул в Ницце разыскал Сибирякова. Александр Михайлович жил в глубокой бедности. Благодаря усилиям консула и председателя Географического общества в Стокгольме шведское правительство в 1921 году назначило Сибирякову пожизненную пенсию в размере трех тысяч крон ежегодно.

Умер Сибиряков 2 ноября 1933 году в Ницце. Три шведа и одна француженка, хозяйка гостиницы, шли за гробом человека, который, явив пример "бескорыстного служения общему делу..., имеет все права на признательность своих соотечественников".

Имя Александра Сибирякова донесли до наших дней корабли. Первым был пароход, построенный в 1908 году в Англии. В 1915 году он был куплен Россией и назван "Александр Сибиряков". Он имел героическую историю. В 1932 года этот корабль совершил первое сквозное плавание по Северному морскому пути за одну навигацию. Тогда Александр Михайлович был еще жив и, наверное, узнал об этом. В 1942 году "Сибиряков" в неравном бою с немецким крейсером погиб. В его честь этим именем был назван другой ледокольный пароход (плавал до 1972 года), а позднее - теплоход, плавающий и поныне.

Александр Сибиряков принадлежал к седьмому поколению одного из самых древних, богатых и влиятельных родов Сибири, который вел свое происхождение от крестьянина Устюжской провинции Архангелогородской губернии Афанасия (около 1676-1754 гг.). Отец Сибирякова был купцом 1-й гильдии, совладельцем винокуренных заводов, богатых золотых приисков, Бодайбинской железной дороги, пароходства. Под конец жизни его состояние оценивалось в четыре миллиона рублей.

Павел Мигалев


"Капиталист", иркутский журнал для предпринимателей № 3 (13) Июнь - Июль 2006 года


  • Число просмотров: 3585

 

Еще статьи в этой рубрике

Архив журнала

Рейтинг статей

 
Рейтинг@Mail.ru
О нас
рекламные издания
деловая пресса
оказание рекламных услуг
журналы иркутска
рекламные сми
журналы сибири
деловые сми
рекламная полиграфия
стоимость рекламы в журнале

Журнал капитал
журнал капитал
рекламный каталог
журнал товары и цены
торговый журнал
товары и цены каталог
товары в иркутске
рекламно информационные издания
рекламный журнал

Журнал капиталист
бизнес журнал
бизнес издания
деловые издания
деловой журнал

Размещение рекламы
размещение рекламы в журнале
региональная реклама
реклама в печатных сми
реклама в печатных изданиях
реклама в регионах
реклама в иркутске
реклама в журналах и газетах
реклама в журналах
закрыть